Центр современного
искусства Винзавод
Москва, 4-й Сыромятнический переулок, 1/8 стр. 6 Станции метро Курская, Чкаловская

Схема проезда
Администрация: +7 (495) 917 46 46
Аренда: +7 (905) 519 99 50
Кассы: +7 (495) 917 17 99 (с 12:00 до 20:00)
Почта: winzavod@winzavod.ru, web@winzavod.ru, arenda@winzavod.ru
Выставка

Глеб Солнцев
Пластика Лихих

04 Августа — 10 Сентября 2022
22 FINE ART GALLERY

Глеб Солнцев
Пластика Лихих

Глобальная катастрофа…
Страх…
Ужас…
Какими только радикальными эпитетами не награждены 1990-е в России. А для кого-то — это детство, отрочество и юность, и еще множество прекрасного.

Вот так и случилось с Глебом Солнцевым, становление которого пришлось именно на последнее десятилетие ХХ-го века.

Став уже зрелым автором, в своей новой выставке он переосмысливает период 1990-х, словно когда-то осмысливали пространство и время метафизические живописцы. Дело не в пародировании или парафразах с метафизиками. Дело в том, что Глеб Солнцев выводит из осколков воспоминаний об разухабистом времени ясные и локальные образы, уподобляя их метафизическому алфавиту Карро или де Кирико. Для этой цели Глеб Солнцев использует прием замещения, где решающую роль играет слово «вместо». Вместо «башни» — всепродовольственная палатка, вместо «пейзажа с играющими тенями» — напоминания о других «пейзажах»: этикетках и фантиках, и продуктах масспрома. Есть и другие «вместо» — Диснеевские образы и постсоветская уже Аленка, персонажи ранних компьютерных игр и артефакты постсоветского быта.

Но не это самое главное — в цикле работ зритель видит ВМЕСТО поверхностного взгляда — взгляд личностный, интимный. И вместо же «Классики жанра: убийств, бригад и малиновых пиджаков» — переосмысление яркости цвета и барочного изобилия смыслов и подсмыслов рекламы, видеоклипов, моды, музыкальных жанров и продукции 1990-х годов. Упомянутые Фантики, наклейки, как штандарты, вымпелы, эмблемы. Но все это преподносится как вглядывание в хаос и как рассматривание под микроскопом сути того, что произошло.

Переворот в политике и экономике, что называется, после революции, заставил многих изменить род деятельности. Инженеры становились челноками, врачи открывали «точки» на рынке и даже представители интеллигенции и доктора наук были вынуждены жить в режиме замещения. Распад СССР и лихие 90-е каждый вспоминает по-своему: одни с ностальгией и трепетом, другие с ужасом. Однако, несмотря на экономический кризис, бандитизм и дефицит товаров, этот период показал россиянам главное — трансформацию и столкновение поверхностей миров. Но не политика волнует автора проекта — а ЭСТЕТИКА. Как говорил А. Блок — художник должен показывать, а не доказывать. Что и делает Глеб Солнцев.

Ощущая 1990-е как триумф всего, что выполнено из пластика, Глеб Солнцев выполняет работы на recycle пластике, который делается из переработанного пластикового мусора. Это не просто экологическая повестка, а важная для автора особенность проекта. Пластик, лазерная резка, дополненная реальность — не дань моде. В данном случае пластик — это не только материал — это символ, знак и миф. Одноразовый мир, пластиковый человек, токсичность среды. Пластик заполнил собой все и вся. И только слепой не видит в нем эстетической мощи. Есть и еще несколько уже несодержательных нюансов, которые хотел бы упомянуть сам автор. Для автора важно, что все работы с искусственным интеллектом выполнены в рамках проекта @sun.gaz и Алексеем Газиевым. Требуется также упомянуть, что две работы «Адам» и «Ева», выполненные с эффектом дополненной реальности, были созданы в коллаборации с VOVA digital agency.

Подводя итоги, можно сделать вывод, что 1990-е — «утопичное» пространство, где реальность встретилась с иллюзорностью.

Утопия… Долгое время этот термин означал нечто невозможное, нереализуемое, сейчас же это слово применяется в значении «мечта». Разбиты ли мечты? Можно ли разбить мечты из пластика? Где те утопические ощущения из 1990-х? Они — уже в генетическом коде людей, чье перерождение пришлось на «Лихие», без ложной ностальгии разглядывающих застывшую в янтаре «мезозойскую эру номер 90», поля экспериментов и надежд.

Образы этого еще не столь отдалившегося от нас времени переливаются и задают нам вопросы. «Могло ли быть по-другому?» «Правильно ли все пошло?» или «Слава Богу, этого больше не будет?».

Пластика танца бурного времени, закрепленная в пластике в прямом смысле этого слова своей яркостью и формой, оставляет пусть и (для кого-то) излишне гламурное, но и философское впечатление о важнейшем времени катастроф и перемен, упадка, роскоши и нищеты духа, надежд и счастья, которое не случилось… Ну а быть может и наступившего…

Мы отражаемся в гладкой поверхности пластика, Лихие 1990-е еще не все о себе рассказали…